Παρασκευή, 12 Σεπτεμβρίου 2014

О позиции коммунистов-интернационалистов по отношению к гражданской антифашистской воине на Украине, как к эпизоду третьей мировой империалистической воины.



О позиции коммунистов-интернационалистов
по отношению к гражданской антифашистской воине на Украине,
как к эпизоду третьей мировой империалистической воины.

Димитриос Пателис
Коллектив борьбы за революционное ОБЪЕДИНЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
Афины 12.9.2014

Текущий 2014-и год — переломный для народов бывшего СССР и всего мира. В СМИ говорили о «революции» Майдана... В господствующей пропаганде Западных капиталистических стран, Украины и России имеет место полное переворачивание значения понятии. На самом деле, тут речь не может идти о прогрессивной «революции». Это настоящий реакционный переворот.
Февральский вооружённый переворот, организованный реакционными правительствами крупных держав евроатлантической оси (США и Евросоюза), и выполненный марионеточными «деятелями» киевской хунты, использующей вооруженные фашистские формирования в роли «авангарда» и ударной силы путча — ознаменовал конец относительно мирного периода капитализма. По своему содержанию, этот путч представляет собой одновременно акт агрессии его организаторов против России и других не полностью подчинённых США, ЕС и НАТО стран бывшего СССР и превентивный контрреволюционный акт террора против грядущих революции.    
Новый период, новая эпоха и ситуация, требуют принципиально иные мысли и действия людей, принципиально иную деятельность общественно-политических сил. Но на адекватные новой эпохе действия готовы далеко не все. Многолетнее приспособление и привыкание к мирной жизни способствует распространению духа инертности, даже среди людей и организаций левой и революционной ориентации.
Острейший кризис и война — решающее испытание левых общественно-политических сил на адекватность современной эпохе. При этом, нынешнее испытание — как и в 1914-ом году, в начале Первой мировой империалистической войны — обнаруживает неадекватность, крах и даже ренегатство остатков многих из бывших революционных сил.
Неадекватность и крах, проявляются в отсутствии теории, пригодной для описания, объяснения новой эпохи и для предвидения спектра возможностей дальнейшего развития. Эта неадекватность выражается также в позициях, которые, несмотря на пестрое многообразие, можно свести к двум:
1.  к фактическому принятию стратегического выбора буржуазии и
2.  к оторванной от реального революционного процесса «левизне».          
Говорят, например некоторые (вполне в духе пропаганды США, ЕС и НАТО) о войне на Украине: «Это война Путина и олигархов РФ. Какое нам дело до этого»! Есть и такой аспект у этой войны. Есть и такой подход к ней. Сводится ли её суть к этому, или это удобное алиби для известной позиции?
Любая буржуазия (евроатлантическая, транснациональная, компрадорская, национальная и т.д.), любой господствующий класс, особенно во время структурного кризиса и войны, использует народ  в основном инструментально-прагматически. По сути своей господствующие классы будут стремится к удовлетворению хищнических своекорыстных интересов. Они будут даже режиссировать цветные «революции», «гибридные войны» и т. д., ради этих хищнических своекорыстных интересов. Ради ослабления позиции конкурентов-партнёров, ради достижения преимуществ в очередных торгах-переговорах Буржуазия может беззастенчиво, невзирая на эклектичность, использовать идеологии неолиберализма и ностальгии по СССР, патриотизма и имперского монархизма, белогвардейского царизма и власовщины, и даже фашизма. Всё это вписывается в «логику» практики «консервативного прагматизма». Буржуазия может запросто, на своё усмотрение поднимать, поддерживать и «сливать» народные выступления в угоду конъюнктурных соображении. Она может забывать очень быстро вчерашние патриотические вопли типа «Своих не бросаем!» прибегая к практике двойных стандартов (волеизъявление Крыма вышнее волеизъявлению Донецка и Луганска), может легализовать пародию на «президентские выборы» на Украине, в условиях террористической войны и тотального фашистского насилия против инакомыслия. Она может передавать киевской хунте огромное количество военной техники из Крыма, для снабжения «АТО» против соотечественников Донбасса, давать убежище отступающим в бою с ополченцами военным хунты, и т. д. Она может даже душить восстание «перемирием», именно в то время когда народная армия обретает стратегическую инициативу на поле боя... На всё это она способна.
Однако, помимо всякого рода буржуазных манипуляторов, имеется Логика Истории, органической частью которой является логика классовой борьбы и логика вооруженного восстания. Последнее, в процессе борьбы выявляет глубинные противоречия общества, пробуждает такие силы, раскрывает такой потенциал, которые не поддается полному манипулированию со стороны буржуазии. Народ Донбасса в борьбе осознаёт, что фашисты имеют своих спонсоров в лице «олигархов» капитала. Именно там сконцентрирована основная часть промышленности Украины (советского наследия): добывающая, машиностроение, авиационная, ракетно-космическая, ВПК... Борьба закономерно приобретает классовые черты.
«Республика обеспечивает условия для свободного развития и защиты конституционно признанных форм собственности, которые исключают присвоение результатов чужого труда, при приоритетном значении коллективных форм» читаем в ДЕКЛАРАЦИИ О СУВЕРЕНИТЕТЕ ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ 07.04.2014г. .   
Как писал Ф. Энгельс в «Революция и контрреволюция в Германии», «восстание есть искусство, точно так же как и война, как и другие виды искусства. Оно подчинено известным правилам, забвение которых ведет к гибели партии, оказавшейся виновной в их несоблюдении... Во-первых, никогда не следует играть с восстанием, если нет решимости идти до конца. Восстание есть уравнение с величинами в высшей степени неопределенными, ценность которых может изменяться каждый день. Боевые силы, против которых приходится действовать, имеют всецело на своей стороне преимущество организации, дисциплины и традиционного авторитета; если восставшие не могут собрать больших сил против своего противника, то их разобьют и уничтожат. Во-вторых, раз восстание начато, тогда надо действовать с величайшей решительностью и переходить в наступление. Оборона есть смерть всякого вооруженного восстания; при обороне оно гибнет, раньше еще чем померилось силами с неприятелем (тем более - принудительное «перемирие» с отступающим врагом — Д. П.). Надо захватить противника врасплох, пока его войска еще разрознены; надо ежедневно добиваться новых, хотя бы и небольших, успехов; надо удерживать моральный перевес, который дало тебе первое успешное движение восстающих; надо привлекать к себе те колеблющиеся элементы, которые всегда идут за более сильным и всегда становятся на более надежную сторону; надо принудить неприятеля к отступлению, раньше чем он мог собрать свои войска против тебя; одним словом, действуй по словам величайшего из известных до сих пор мастера революционной тактики, Дантона: de l'audace, de l'audace, encore de l'audace!» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 8, с. 100–101). 
В любом случае, учитывая обстоятельства и сложность вовлеченных в конфликт сил, каждая сторона стремится повернуть соотношение сил и направленность процесса в русло своих интересов, стремится реализовать свою целесообразность. Буржуазия это делает часто грубо, нагло и беспощадно.
Что же именно делаем мы, в чем же заключается сознательное и организованное воздействие сил, представляющих перспективу коммунистического объединения человечества?
Коммунисты еще со времен Маркса, когда вспыхивает революционная ситуация, вооруженное восстание (как неопределенно и смутно не выглядели бы его цели и декларации, мотивы вовлечённых в него масс), никогда не занимали позицию ворчащего и фыркающего высокомерного скептика, критика непонятного народа, выступающего не по учебникам, не по «чистым» идеализированным схемам.
Порой такая позиция, как бы она ни прикрывалась революционной «чистой» фразой, доходит до ожидания очередной ошибки или даже провала восстания (чтобы этот провал подтвердил изначальное отвращение к этому и к любому восстанию). Тогда высокомерный скептик заявит с надменным самодовольством: «Я же говорил…!»
Когда на повестке дня роковой вопрос «кто кого?» - не до «нейтрального выжидания». Позиция созерцательного или умозрительного дистанцирования, в то время когда льется кровь восставшего народа, - не свойственна коммунисту-революционеру. Это ни что иное, как буржуазная позиция.
Разве такую позицию занимали Маркс и Энгельс по отношению к революционной волне 1848-49 годов, или по отношению к парижской коммуне в 1871-ом году, в которой тон задавали отнюдь не коммунисты, а неоякобинцы, прудонисты и т.д. Разве такую позицию занимали коммунисты-интернационалисты из всего мира в Испании в 1936-ом году, когда отдавали тысячами свои жизни в защиту результата буржуазных парламентских выборов, в пользу народного фронта против фашизма?
Особенно когда налицо беспрецедентный (по масштабам, по остроте, по глубине и по длительности) кризис мировой системы капитализма, эскалация агрессивности капитала, фашизма, мировой войны и т.д., в результате которых, мучительно, но закономерно возникнет новое, адекватное эпохе революционное движение, ответственность коммунистов-интернационалистов в этот период значительно возрастает.
Творческое развитие, диалектическое снятие классического марксизма, отнюдь не означает отбрасывание ценнейшего опыта революционной интернационалистской позиции в борьбе, особенно там, где мы имеем дело с вооруженным освободительным восстанием и с гражданской антиимпериалистической-антифашистской войной.
Это диалектическое снятие подразумевает, что адекватная эпохе новой волны социалистических революции (ранних и зрелых) теория и методология пронизывает и
определяет соответствующую революционную позицию. Последняя выражается, в частности, в готовности к трезвой оценке ситуации и к последовательной ориентации в условиях крайней сложности и неопределенности.
Интенсивность и длительность муков родов революционного субъекта, победоносный характер грядущих (ранних и зрелых) революций, во многом будут зависеть от систематического и целенаправленного освоения, развития-применения и распространения революционной теории, Логики Истории среди революционно настроенной молодежи и масс в целом, особенно где ведётся настоящая революционная борьба.
Естественно, что в период настоящего кризиса требуется акцентировать внимание  на отрицании фашизма, финансовой олигархии, капитализма. В эпоху империалистической войны и канун новых социалистических революций – вопрос об отрицании капитализма обострится до крайней степени. Поэтому, «те исторические ограниченности во взглядах К. Маркса и Ф.Энгельса, которые связаны с акцентом на отрицании капитализма, с необходимостью ... должны присутствовать в еще более выраженной форме. Обострение классовой борьбы, доходящее до крайних форм, естественно, должно было вызвать непримиримость, более того, исключающую противоположность взглядов защитников капитализма, соглашателей, с одной стороны, и противников капитализма – с другой» (Вазюлин 2005 ) .
В результате этого, - если процесс будет развертываться главным образом стихийно - возникают следующие опасности:
1. недопонимание нынешней стадии капитализма, недооценка возможностей капитализма (связана с акцентом на отрицание капитализма), и воспроизводства догматизированных положений классического марксизма, эпигонства и домарксовых идей, и
2.            (поскольку первая опасность накладывает отпечаток и на понимание будущего общества) опасность игнорирования важности все более целостного определения положительной цели движения, закономерности коммунистического объединения человечества.
Обе опасности подрывают силы борьбы. Их преодоление невозможно без логико-исторического подхода.
Говорят некоторые: «ведь у них (у восставших Новороссии) нет развитой теории, нет четкой программы, нет стратегии, нет организации, нет субъекта... ». Уважаемые господа, революционные ситуации и восстания — редчайшие закономерные исторические моменты. Они возникают, от силы, раз в столетие в некоторых странах, в некоторых регионах, представляющих собой слабые звенья мировой империалистической системы. Вовлеченные (в силу исторической необходимости) в революционные восстания массы не прошли курс занятии по философии, по политэкономии, по социальной теории и т. д. Они, как правило, являются носителями расхожих представлений, идеологем и иллюзий. И хотя логика борьбы во многом способствует избавлению от ряда иллюзий, этого недостаточно. Необходимое сознательное, систематическое воздействие.
Возникает вопрос: насколько рациональна и коммунистична позиция игнорирования и даже высокомерного охаивания реально действующего вооруженного восстания, со ссылкой на его идеологические и прочие недостатки? Имеет ли смысл ожидание следующего такого исторического момента, при котором, может быть, каким то чудом появится «более пригодный субъект»? Уважаемые господа, помимо того, что революционные ситуации и восстания не возникают ни по настроению оракулов от теории, ни по заказу, их закономерность отнюдь не сводится к одному лишь объективному фактору, в духе вульгарного материализма и механистического экономизма. Победоносный исход восстания зависит порой решительно от подготовки масс, от их воспитания и закалки, от их организованности, от создания революционных органов народовластия, от их превращения в сознательный субъект. 
А если настолько не достает у них теории, программы и т. д., что мы делаем господа для преодоления такого их рокового недостатка? Насколько мы развиваем, применяем и распространяем теорию, насколько мы довели наиболее передовые ее достижения до масс? А кто это сделает, если не мы?
Уже имеются деятели и организации, которые (на основании внушения веры в их мистическую силу строить и выдвигать смутные «проекты»), выполняют роль манипулятора ностальгией по СССР и режиссёра полевения настроений в нужное (известным конъюнктурным интересам) направление...  
В идеологической борьбе вакуума не бывает. Не бывает и безыдейной борьбы не на жизнь, а на смерть. Вакуум наполняется, чем попало. И какова этому цена?
Без сознательного воздействия, люди легко превращаются в материал для манипулирования.  
Война закономерно надвигается и на оставшуюся после распада СССР Россию и на все страны BRICS.
Как выстоять? Чем консолидировать народ? Что противопоставить агрессии? Разношерстную смесь либерализма, белогвардейского монархизма, власовщины националистский-фашистского толка и евразийского мракобесия XIX века?
Даже элементарный антифашизм (в условиях глобального структурного кризиса и Третьей Мировой войны) - фикция без последовательной борьбы против финансовой олигархии, которая в той или иной форме, закономерно порождает фашизм и войну.
Война на Украине показывает, что буржуазия России и её политический персонал - в плену мировых и внутренних экономических, социальных, военных, административных, идеологических и т. д. противоречий, разрешение которых принципиально невозможно с буржуазных позиций. Само выживание России, спасение от грядущей катастрофы невозможно с позиции неолиберального капитализма. С этих позиции невозможно провести элементарную реиндустриализацию, переход экономики на военные рельсы развития, эффективное обеспечение обороноспособности. Однако, правительство России, в настоящее время, проводит упорно широкомасштабный курс сплошной приватизации всего что осталось от государственного сектора... Неадекватность буржуазной политики (а также, всех политических и идеологических сил, которые не выдвигают альтернативный путь спасения страны и народов) наглядно проявляется на фоне войны на Украине.
Жизненно необходима сила, способная выработать и внедрить единственную реальную перспективу для народов России и всего мира: Революционное объединение человечества.
Коммунисты должны выработать и внедрить стратегию и тактику последовательной борьбы. Своим примером они обязаны консолидировать народ в качестве силы «твердо знающей свой путь, при неслыханных колебаниях и всего империализма, и всего блока» буржуазных, мелкобуржуазных и т. д. сил, «не боясь оставить колеблющихся в стане колеблющихся: они там полезнее для дела революции, чем в стане решительных и беззаветных борцов» (см. Ленин, МАРКСИЗМ И ВОССТАНИЕ (ПИСЬМО ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ РСДРП) 13—14 (26—27) сентября 1917 г.). Долг революционера в такой кризисной ситуации, сознательно и последовательно внедрять смысл, определенность и направленность в лагере восстания, в сторону стратегии революционного объединения человечества - очищенного от примитивизма и от пораженчества коммунизма. Со свойственной коммунисту скромностью, бескорыстием, последовательностью и самоотверженностью.
Национально-освободительное, антиимпериалистическое-антифашистской восстание на Юго-Востоке Украины — первая революция XXI века со всё более социалистической социально-классовой направленностью, исход которой имеет огромное значение для народов бывшего СССР, Европы и всего мира. Международная солидарность к ней — долг всех интернационалистов, всего прогрессивного человечества.

Δεν υπάρχουν σχόλια:

Δημοσίευση σχολίου